BNRM, Serviciul Literaturile lumii (libermundi) wrote,
BNRM, Serviciul Literaturile lumii
libermundi

Category:

Владимир Набоков. «Я увидел, как в зеркале, мир и себя…»



22 апреля 2019 года исполнилось 120 лет замечательному русскому и американскому писателю Владимиру Набокову, «волшебнику слова», виртуозному прозаику и утонченному поэту, одному из самых известных русских эмигрантов ХХ века. Этой дате посвящена книжная выставка «Писательское творчество как эстетическая радость» ("Opera de ficţiune ca bucurie estetică"), организованная отделом «Литературы мира» Национальной библиотеки Республики Молдова.

В экспозиционной витрине выставлены около 40 публикаций: романы, повести, рассказы, письма, литературоведческие эссе Владимира Набокова, несколько биографических и критических исследований, статьи из журналов, опубликованных в США, Великобритании и Франции.

Сначала наша коллекция произведений Набокова была небольшой, но за несколько последних лет мы постарались ее обогатить и расширить. За счет дарений от американского посольства, а также приобретений в книжных магазинах Oxford Educational Centre и Caligrama, она пополнилась почти всеми основными произведениями Набокова на английском языке и переводами на французский, сборниками переписки Набокова, монографиями, посвященными жизни и творчеству писателя и его жене и музе Вере Набоковой. Вниманию читателей предлагается лишь часть набоковского наследия, хранящегося в библиотеке.
Посетить выставку можно будет в течение месяца, до 22 мая с. г.
      

Владимир Набоков занимает особое место в литературе. Он писал одновременно на двух языках – русском и английском и стал классиком как русской, так и американской литературы, создав множество произведений в различных жанрах. В России, до эмиграции, он начал публиковаться под псевдонимом В. Сирин (в мифологии средних веков сирин — райская птица-дева с женской головкой и грудью, она зачаровывает людей райским пением и служит символом бесприютной, гонимой души).  Рафинированный художник и утонченный стилист, Набоков был рожден высокой петербургской художественной культурой и развивал ее традиции и в эмиграции.

«Я американский писатель, рожденный в России, получивший образование в Англии, где я изучал французскую литературу перед тем, как на пятнадцать лет переселиться в Германию. Моя голова разговаривает по-английски, мое сердце — по-русски, и мое ухо — по-французски», — так говорил о себе сам Владимир Набоков.

1 004 1 011 1 021(1)

Свои счастливые ранние годы в России Набоков вспоминал потом всю жизнь. В произведениях писателя Россия предстает как образ утраченного детства. Он наделяет ее невинностью и гармоничностью, рисует как идиллический мир счастья и блаженства.
Мотив изгнания красной нитью проходит не только через все творчество писателя, но и его биографию. В 1919 году Набоков вместе со своей семьей переехал в Берлин, в 1937-м бежал из гитлеровской Германии в Париж, а в 1940-м, за несколько недель до того, как столица Франции попала в руки нацистов, отправился на последнем рейсе пассажирского лайнера в Нью-Йорк с женой Верой и сыном Дмитрием.



Эмигрантская критика в целом воспринимала Набокова как «странного писателя». Его проза многих отталкивала некоторой холодностью. В. Ф. Ходасевич отмечал «двоемирие» Набокова, для которого воображаемый мир более реален, чем действительная жизнь. В области словесной игры, каламбура, внимания к художественным деталям, пародии, скрытого и явного цитирования Набокову мало равных в мировой литературе. Его по праву относят к предтечам постмодернистского искусства.
В первое десятилетие активной творческой деятельности, в Берлине, Набоков опубликовал рассказ «Возвращение Чорба» (The Return of Chorb, 1928), повести «Защита Лужина» (The Defence, 1930), «Соглядатай» (The Eye, 1930), романы «Камера обскура» (Laughter in the Dark, 1933), «Отчаяние» (Despair, 1934), «Приглашение на казнь» (Invitation to a Beheading, 1935-1936), «Дар» (The Gift, 1938).

1 001 1 003 1 009

1 010


В Америке Набоков начал писать на английском языке и публиковаться под своим настоящим именем, читал лекции по истории русской и зарубежной литературы в американских университетах, путешествовал. Первый англоязычный роман Набокова — «Истинная жизнь Себастьяна Найта» (The Real Life of Sebastian Knight, 1941), затем последовали «Другие берега» (Other Shores, 1954), «Пнин» (Pnin, 1957).

1 005 1 016


«Лолита» (1955), ставшая бестселлером и принесшая автору мировую славу, была написана на русском и английском языках. Гонорары за этот роман позволили Набокову стать материально независимым и целиком сосредоточиться на литературе.
В Америке Набоков также прославился и как ученый-энтомолог.  Многие открытые им виды бабочек были названы в его честь и собраны в особую группу. С юношеских лет он серьезно увлекался шахматами, был достаточно сильным практическим игроком и позже опубликовал ряд интересных шахматных задач.

1 019 1 013 1 012

1 015(1)


В 1960 г. Набоков вернулся в Европу и до конца жизни жил в Монтрё, Швейцария, где создал свои последние романы: «Бледное пламя» (Pale Fire, 1962), «Ада» (Ada or Ardor, 1969), «Прозрачные вещи» (Transparent Things, 1972), «Смотри на арлекинов!» (Look at the Harlequins!, 1974).


1 006(1) 1 008   1 007

    1 002(1)

1 018(1) 1 017(1)1 014(1)





1 023  

В 1964 г. вышел в его переводе на английский «Евгений Онегин» А. С. Пушкина в четырёх томах, снабжённый обширными комментариями. Он также перевел на английский «Героя нашего времени» М. Ю. Лермонтова, «Слово о полку Игореве», многие стихотворения из русской классики.

Собственные стихи не снискали Набокову особой известности, хотя в них отражается то сокровенное, чего мы не увидим в его прозе, здесь «он не прячет чувств за карнавальными масками своих героев».

О поэзии Владимира Набокова хорошо сказал Андрей Битов:
«Ничто так не выражает личность человека, как его поэзия. Великое (многие полагают, что и чрезмерное) мастерство Набокова в его прозе гипнотизирует и мистифицирует нас. Мы всегда хотим унизить то, что заведомо поставим выше себя. Да, конечно, мастер, да, конечно, талант, да, возможно, гений, но… Сколько я слышал такого. То холодный, то неверующий, то бездушный, то циничный, то жестокий (короче — безыдейный…) Мы отказываем человеку в боли, чувстве, трагедии за то, что ставим его выше себя… Не есть ли и пресловутое мастерство (тем более избыточное) — своего рода маска человека застенчивого, нежного, ранимого и израненного, страшащегося насилия (в том числе насилия истолкования)? Почему мы полагаем, что человек самонадеян, самовлюблен, ставит себя выше окружающих… что он в восторге от себя и самодоволен, как раз в том случае, когда мы сами в восторге от него?.. Не есть ли обостренное чувство достоинства то, что мы полагали за высокомерие или самодовольство?
Ревнивый почитатель и критик (в одном лице) снимет все эти подозрения и вздохнет с облегчением, переходя от прозы Набокова к его стихам. Столько бесхитростной, открытой, даже неприкрытой любви! Нет, зря мы подозревали его в прозе. Набоков тоже человек, а не только мы с вами, потому что не умеем, как он.

Читайте же стихи Набокова, если вам непременно надо знать, кто был этот человек. «Он исповедался в стихах своих довольно…» Вы увидите Набокова и плачущим, и молящимся.»




[…] И тогда я смеюсь, и внезапно с пера
       мой любимый слетает анапест,
       образуя ракеты в ночи, так быстра
       золотая становится запись.
       И я счастлив. Я счастлив, что совесть моя,
       сонных мыслей и умыслов сводня,
       не затронула самого тайного. Я
       удивительно счастлив сегодня.
       Эта тайна та-та, та-та-та-та, та-та,
       а точнее сказать я не вправе.
       Оттого так смешна мне пустая мечта
       о читателе, теле и славе.
       Я без тела разросся, без отзвука жив,
       и со мной моя тайна всечасно.
       Что мне тление книг, если даже разрыв
       между мной и отчизною -- частность.
       Признаюсь, хорошо зашифрована ночь,
       но под звезды я буквы подставил
       и в себе прочитал, чем себя превозмочь,
       а точнее сказать я не вправе.
       Не доверясь соблазнам дороги большой
       или снам, освященным веками,
       остаюсь я безбожником с вольной душой
       в этом мире, кишащем богами.
       Но однажды, пласты разуменья дробя,
       углубляясь в свое ключевое,
       я увидел, как в зеркале, мир и себя,
       и другое, другое, другое.

       Владимир Набоков. Из стихотворения «Слава» (1942)




The great Russian and American writer Vladimir Nabokov was born.

On April 22, in 1899, the writer Vladimir Nabokov was born in St. Petersburg. His father was a liberal politician; his mother a well-educated and cultured member of a prominent business family. He was the oldest of five children. He received his early education at home with governesses and tutors and then at a liberal private school. He spent long summers at his father’s estate, Vyra, about 75 kilometers to the south of St. Petersburg. This is where he developed his passion for entomology, specifically butterflies and moths, which he would pursue throughout his life.

After the abdication of the tsar, Nabokov’s father was made Secretary of the Provisional Government. The family, which regarded the 1917 Revolution as a temporary phenomenon, went south to Crimea to wait it out. When Red Army forces approached the peninsula, the family left Russia forever, with a minuscule portion of the family’s wealth in the form of jewels sewn in their clothing.
The family briefly settled in London before moving to Berlin, then the center of Russian émigré life and resistance to the Bolshevik regime. Nabokov and his brother studied at Cambridge University. In 1922, Nabokov’s father was killed when he shielded his colleague from a monarchist assassin at a public talk.

Nabokov stayed in Berlin, where he began publishing fiction and poetry under the pen-name of Sirin. He would write nine novels in Russian, including “The Gift,” one of the most celebrated Russian 20th-century novels. In 1925, he married Vera Slonim, who would be his beloved companion, translator, secretary, and business manager, typist, proofreader and contract negotiator until his death. They had one son, Dmitry, in 1934.

In 1936 the Nabokovs left Hitler’s Germany for Paris, and in 1940 they once again escaped the advancing Nazi army on a boat to the U.S. They lived briefly in New York before a position was created for Nabokov at Wellesley College outside Boston. Nabokov taught comparative literature and then Russian language and literature at Wellesley while acting as the informal curator of lepidoptery at Harvard University's Museum of Comparative Zoology. Summers were spent on butterfly-hunting trips.
In 1948 the Nabokovs moved to Ithaca, New York to teach Russian and European literature at Cornell University. His lectures on literature, which were attended by hundreds of students including U.S. Supreme Court Justice Ruth Bader Ginsburg and novelist Thomas Pynchon, were later published.

After his move to the U.S., Nabokov began the arduous process of remaking himself as an English-language writer. His short stories and novels were enormously popular, and when “Lolita” was finally published in the U.S. and then made into a movie, the family were financially secure enough to leave academia. In 1959 he and Vera moved to the Montreux Palace Hotel in Switzerland, where they would remain until their deaths. Dmitry, an opera singer, race driver, writer and translator, spent most of his time near his parents in Europe.

Nabokov is known for his rich, precise but yet lyrical prose, complex plots, and wordplay. "Bend Sinister," "Pnin," "Lolita, "Pale Fire" and "Ada" are considered masterpieces. His legacy as a translator is mixed: from brilliant re-imaginings of his own works and thoughtful translations of Russian classics to his controversial four-volume translation of Alexander Pushkin’s “Yevgeny Onegin.” His work in lepidoptery, first considered amateur, is now recognized as significant. Vladimir Nabokov died on July 2, 1977 of a lung infection. He is buried in Montreux.

(Источники: http://nslib.tmweb.ru/novosti/2017/19_05_1.html,
https://www.themoscowtimes.com/2019/04/22/on-this-day-april-22-1899-a65340,
https://mybook.ru/author/andrej-bitov/tekst-kak-tekst/)


1 022(1)    1 020(1)






Tags: Biblioteca Națională Republicii Moldova, aniversări, cărţi din colecţie, elena stratan, expoziţii, literatura americană, literatura rusă, scriitori, vladimir nabokov
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments